Под грохот канонады

ТИХО ВОКРУГ,
ЛИШЬ ВЕТЕР НА СОПКАХ РЫДАЕТ, ПОРОЙ ВЫПЛЫВАЕТ ЛУНА ИЗ-ЗА ТУЧ, МОГИЛЫ СОЛДАТ ОЗАРЯЯ...
И. А. Шатров, слова вальса
«На сопках Маньчжурии», 1905 г.
Японцы обстреливают поезд из Порт-Артура
Японцы обстреливают поезд из Порт-Артура

В ночь на 27 января 1904 года японский флот внезапно атако­вал Порт-Артур и блокировал Тихоокеанскую эскадру. Вскоре японские войска высадились в Корее и на Ляодунском полуост­рове, начав осаду Порт-Артура. КВЖД была единственной ком­муникационной линией на театре войны с Японией. Существовали опасения, что местное население и китайские власти будут чинить какие-либо препятствия, но Д. Л. Хорвату удалось сохранить окру­женную вплотную со всех сторон чуждым населением дорогу от се­рьезных повреждений на всем ее громадном протяжении и добыть месте необходимые для армии продукты, не прибегая к рекви­зициям.

На линии дороги было введено военное положение, и с 14 февраля она стала подчиняться военному ведомству. В спешном порядке строи­лись новые разъезды, увеличивалась протяженность станционных путей, велись работы по улучшению снабжения паровозов водой и топливом, пополнялся подвижной парк дороги. Общая стоимость этого дополни­тельного строительства превысила 100 млн рублей. Работы по достройке и расширению пропускной способности поездов были завершены в пер­вые десять месяцев войны. В результате пропускная способность дороги увеличилась в два раза с 7 до 18 пар поездов в сутки, опередив показатели на других участках Великого Сибирского рельсового пути. Бывший тогда министром финансов Российской империи граф В. Н. Коковцев в кни­ге воспоминаний «Из моего прошлого» писал: «Впоследствии, когда мне пришлось сблизиться с японским послом бароном Мотоно, я не раз слы­шал от него, что в Японии работа Китайско-Восточной дороги за время войны всегда приводится в пример как доказательство небывалых успе­хов, которые были достигнуты в технике перевозок при таких исключи­тельных условиях».

Помимо пропуска сквозных эшелонов КВЖД осуществляла и напря­женные местные воинские перевозки, выполняла экстренные требования военного командования. Администрация дороги организовывала и обеспечивала разгрузку и хранение всех грузов, поступающих для армии, высадку и размещение по квартирам солдат, привезенных в Маньчжу­рию из Сибири и Центральной России.

Когда шли сражения под Ляояном и Мукденом близ станций Юж­ного отделения, служащим дороги приходилось работать целыми сут­ками под артиллерийским огнем, отходя и закрывая станции и разъ­езды лишь одновременно с отходом наших арьергардов, не оставляя при этом противнику ни одного паровоза, ни одного поезда. Функци­онирование дороги обеспечивалось во время войны будничным геро­измом ее рабочих и служащих, а во многих случаях - исключительно благодаря их личному мужеству. Е. X. Нилус в своем фундаментальном труде «Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги» писал: «Машинист, ведущий поезд под выстрелами неприятеля... пу­тевой десятник, скрепляющий рельсы среди падающих снарядов, или телеграфист, остающийся один на разъезде, чтобы пропустить пос­ледний поезд, и уносящий ночью, среди неприятельских разъездов, аппарат, чтобы не оставить его неприятелю, должны быть признаны такими же героями, как солдаты на передовых позициях».

В это тяжелейшее время управляющий КВЖД Хорват проявил прису­щее ему самообладание. Показателен такой случай. 29 сентября 1904 года во время жестокого обстрела неприятелем южнее Шахэ поезда при по­садке раненых, идя впереди поезда, он отводил его из-под обстрела тихим ходом, чтобы удержать от паники отступавшие в беспорядке около поезда массы пехоты. Поездом этим было вывезено в Мукден 1100 раненых. Ког­да командующий войсками в Маньчжурии А. Н. Куропаткин отметил, что знает, как самоотверженно действовал управляющий дорогой под Шахэ, чтобы сохранить в войсках порядок, Дмитрий Леонидович добродушно обратил все в шутку.