Сколько же было пережито…

Еще в школе мы получили значок «Ворошиловский стрелок». Наш учитель по физкультуре Андрей Михайлович Исаев учил, как метать гранату, стрелять из винтовки по мишеням. Мы его любили, слушались и выполняли все прилежно. Это нам пригодилось.
В 1941 году двадцать девчат поехали в Москву сдавать документы на учебу, сорок мальчиков — в Ленинградское мореходное училище. В Москве и застала нас война. В общежитие на Яузе пришел старший лейтенант Цыганков предложил отправиться на строительство оборонных укреплений воинской части 03003, принадлежавшей 23-му управлению оборонного строительства. Отправили нас в Люблино. Затем в Тулу. В Россошь шли пешком, оттуда на машинах добрались к переправе через Дон в районе Новой Калитвы.
...На наших глазах понтонный мост разбомбили фашистские самолеты. Погибло много солдат. Легко раненные пытались плыть, многих накрывали с головой волны от разрывающихся в воде бомб, и на отряд оказывал помощь тонувшим.
Несколько девочек переплыли на правый берег и yкрепили канат, соединив таким образом оба берега. Держась за канат, ребята переправились на левый берег. Многих раненых мы перевезли на плотах. Погибших тоже. На левом берегу их и хоронили.
...Наш 277-й отряд строили доты, дзоты, пулеметные точки, ходы сообщения для часта 62-й армии Юго-Западного фронта. Мы не только строили, но и вели бои с фашистами, которые пытались перебраться на левый берег, работали в полевых госпиталях. Госпиталь находился в церкви между селами Горохово и Мамон. Ночью человек пятнадцать носили в церковь воду из колодцев для приготовления пищи. Раненые лежали на носилках, мы кормили их, подводили к врачу на перевязку. Чтобы им было не так больно, мы разводили марганцовку, смачивали окровавленные бинты, и тогда они снимались с раны легко.
...62-я армия, которой командовал Василий Иванович Чуйков, дошла до Сталинграда первой. Очень много погибло молодых, 18-20-летних ребят.
В Сталинграде после переформирования студентов медицинских вузов направили в санитарные поезда, а железнодорожников — на восстановление путейского и станционного хозяйства. Поезда водили кондукторские бригады: главный кондуктор в голове поезда, в хвостовом вагоне — старший кондуктор. Он ограждал поезд фонарями: два боковых и один большой буферный. Фонари заправлялись керосином. Со Сталинграда поезда водили следом за фронтом.
От Курска едем, например, до Скуратово. Там берем два вагона груза для артиллерии, едем до Белево — берем три-пять вагона грузов и везем до Львова. Нас встречали военный комендант и командиры частей, которые вели бой за правый берег Днепра и Молдавию...
Сейчас я пенсионер-железнодорожник. Правая рука парализована. Все, что пришлось испытать в Великую Отечественную войну, не забывается. Память все время возвращает меня в те далекие страшные годы.
Клавдия КОЗЛОВА.
 
Восточно-Сибирский путь. – 2005. - № 20. – С. 12